Хранитель паноптикума (misteria) wrote,
Хранитель паноптикума
misteria

Я вчера поужинать заехала в один кабак.

Вечер (да какой там вечер, ночь), суббота, кабак забит под завязку. Ну я ж - постоянная, я через день там обедаю, меня там любят, в лицо знают, в кредит отпускают. Спросили, долго ли планирую насыщаться, сказала, нет, скушаю супчег и свалю. Убрали со столика табличку "резерв" и усадили.
Столик - на входе в закуток-аппендикс, в закутке-аппендиксе компания гостей столицы из дружественных кавказских республик потребляет шашлык и бурно что-то на своем местно-дружественном наречии обсуждает.
Я сижу, супчег глотаю, на дружественных кавказцев пялюсь. Кавказцы наслаждаются жизнью, шашлык по привычке руками цапают, лепешкой заедают, вином заливают, руки о скатерть вытирают.

Смотрю я на них, смотрю, супчег свой потребляю и вдруг вспоминаю книжку про хижину дяди Тома. Про то, как, маленькая, я сочувствовала по полной обездоленным афроамериканцам и искренне не понимала, как это так: за цвет кожи – и на другое сидение автобуса. Как готова была вместе с борцами с расизмом давить своими маленькими ручками куклуксклановцев, как не принимала в своей детской душе запретов на межрасовые браки и считала сосуществование в многонациональной советской семье верхом благости.

И ведь прошло-то всего-ничего, лет двадцать, а то и меньше, и я сижу в пафосном кабаке в спальном районе Москвы, жру свой гребаный японский суп, смотрю на таких вот афроамериканцев по-русски и мечтаю о введении закона о сегрегации и вывешивании табличек «только для белых».

В пятницу блондинка Яна рассказывала, что в Москве строятся мечети и открываются халяльные магазины, и очень возмущалась. «Лен, ну я ж в пост прихожу в простой магазин и просто выбираю себе постные продукты. Хай они поступают также!» Я говорила, что, вообще-то, это не совсем правильно, что любой человек должен иметь право выбора, и, если она может купить постную пищу в обычном магазине, то ни кашерной, ни халяльной там нет. А, раз мы за веротерпимость, должно быть.
- Ок, - согласилась она. – Пусть будет. Один. На всю Москву. За МКАДом. Им хватит.
- Милая, но ведь у них тоже есть право…
- У них одно только право есть. Уехать.

И я, да, я согласилась. Одно только право. Уехать.

А потом я зашла поужинать, возжелала законов о сегрегации и вспомнила себя маленькой девочкой, мечтающей о равенстве и братстве, рыдающей над судьбой дяди Тома.

Мир сходит с ума. Мы живем в эпоху соломоновых решений: либо мы потеряем себя, как нацию, либо мы потеряем себя, как людей. И это дико.
Subscribe

  • (no subject)

    Есть люди, по которым я остро, надрывно, бесконечно тоскую. Они как-то побыли возле меня, прошли сквозь меня и ушли, радостно жить свою волшебную…

  • (no subject)

    Друзья! В связи с тем, что мой помощник внезапно решила связать свою жизнь с Газпромом, ищу себе нового помощника. Что делать? Делать техническую…

  • (no subject)

    Ехала в метро и думала о том, что душа, очищающаяся страданиями - это какая-то невыносимая чушь. Душа не страданиями очищается, а избавлением от…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Есть люди, по которым я остро, надрывно, бесконечно тоскую. Они как-то побыли возле меня, прошли сквозь меня и ушли, радостно жить свою волшебную…

  • (no subject)

    Друзья! В связи с тем, что мой помощник внезапно решила связать свою жизнь с Газпромом, ищу себе нового помощника. Что делать? Делать техническую…

  • (no subject)

    Ехала в метро и думала о том, что душа, очищающаяся страданиями - это какая-то невыносимая чушь. Душа не страданиями очищается, а избавлением от…